ИТАЛИЯ TERRA

Побег из Венеции: сценарий на один день

Побег из Венеции: сценарий на один день

А мы предлагаем такой план: сесть на катер и сбежать из Венеции... в Венецию. Лучше всего -- на острова лагуны, среди которых есть и жутко туристические -- как Мурано, куда группы массово загоняют на закупки муранского стекла, и фешенебельные -- как знаменитый Лидо, где проходит Венецианский кинофестиваль, и необитаемые -- как Сан-Джакомо-ин-Палудо (Святого Иакова на Болоте) с заброшенной военной тюрьмой в старом монастыре... За один день все не охватить -- мы решили побывать там, куда массовый турист почти не добирается.

Торчелло

После поездки по островам вы поймете, что Венеция -- сама остров, которому просто исторически больше повезло. А начиналось все как раз здесь -- на острове Торчелло. Это было первое поселение в лагуне. Именно жители Торчелло привезли сюда мощи апостола Марка, что стало градообразующим событием для будущей Венеции. В XIV веке на крохотном Торчелло жили 20 тысяч человек. Сегодня -- всего несколько десятков рыбаков.
Само путешествие из Венеции на Торчелло -- уже приключение. Из глянцевой туристической суеты вы переноситесь в царство воды и тишины, на несколько веков назад.

Пока мы шли от причала вдоль реки к старинной церкви, встретили лишь одну парочку, которая фотографировалась на мосту Дьявола. Он отличается от всех других венецианских мостов тем, что у него нет перил. А раньше такими были все мосты Венеции. На берегу стоит древнее мраморное монолитное кресло, называющееся почему-то троном Аттилы, хотя вождь гуннов вряд ли здесь был. Считается, если сидя на троне загадать желание, оно обязательно сбудется.
Перед поездкой не помешает прочитать "За рекой, в тени деревьев" -- книгу, которую Хемингуэй написал, пока жил на Торчелло: "Устье реки занесло илом, а может, сильное наводнение погнало воду по новому руслу; всю эту землю, по которой мы сейчас ехали, затопило, расплодились москиты, и люди стали болеть малярией. Они мерли как мухи. Тогда собрались старейшины и решили переселиться в здоровую местность, которую можно оборонять с моря и куда вестготы, ломбардцы и прочие разбойники не смогут добраться, потому что у этих разбойников нет морских судов. А ребята из Торчелло все были отличными моряками. Вот они и разобрали свои дома, камни погрузили на барки... и выстроили Венецию".
По ходу прогулки можно мысленно воссоздавать вдоль берегов канала набережные и пышные дворцы. Остров не используют для сельскохозяйственных нужд, потому что под землей сплошь фундаменты церквей и палаццо. Так что все здесь покрыто зелеными коврами лужаек, что нетипично для закованной в камень Венеции. Через семь минут вы оказываетесь в центре несуществующего города. На площади пять зданий: две церкви, одна колокольня и два палаццо, в которых находится местный музей.
С VII века по сей день здесь сохранилось настоящее чудо -- собор Санта-Мария-Ассунта, самый древний в лагуне. Сюда приезжают поклонники византийского искусства со всего мира: полюбоваться на потрясающую мозаику со сценами Страшного суда и знаменитую Мадонну со слезой -- хрупкую плачущую Богоматерь-Богоносицу, одиноко парящую в сияющем золотом куполе. Трогательно до слез. Кстати, плакать здесь можно, не стесняясь, что кто-то заметит: даже в самый пик сезона, в августе, мы оказались единственными посетителями церкви.
А состоятельная публика любит приезжать на Торчелло, причаливая на частных катерах прямо у исторического ресторанчика Чиприани. Здесь любил сиживать Хемингуэй, когда жил на острове. С тех пор ресторан стал модным местом паломничества. Среди его посетителей были королева Елизавета II, принц Чарльз с принцессой Дианой, сэр Элтон Джон, Мария Каллас и другие знаменитости.

Бурано

Это местечко похоже на веселую сказочную декорацию -- когда вы плывете вдоль него на кораблике, так и хочется декламировать: "Мимо острова Бурано в царство..." -- и так далее.
Правда, Венеция с V века была не царством, а республикой, а на троне восседал не царь, а дож, который был могущественнее многих европейских королей и даже самого Папы Римского. Уже с воды можно рассмотреть два из трех местных чудес: разноцветные берега и падающую башню.
Такого яркого, пестрого города нет нигде в мире. Первоначально рыбаки красили домики в разные цвета, чтобы, подплывая к острову, издалека можно было различить, куда направить лодку. А потом таким образом разрисовали все улицы -- причем никаких пастельных тонов, все вырви глаз. Буйством красок домики вдоль каналов напоминают гигантских тропических попугаев, усевшихся вдоль набережной на жердочке.
Жителей, чьи дома выходят на главные улицы, мэрия под страхом штрафа заставляет обновлять фасады раз в полгода -- так что краски не блекнут. Второе чудо Бурано -- это падающая башня на главной площади. Причем падает она не менее эффектно, чем знаменитая Пизанская. Колокольня церкви Святого Мартина начала падать вскоре после открытия еще в XV веке, но стоит до сих пор, потому что крепко опирается на здание самой церкви.
И третье чудо -- это бурановские бабушки (хотя правильно -- буранские), наследницы вековых традиций кружевного плетения. Знаменитые венецианские кружева славились на всю Европу, так же как венецианские зеркала и люстры из стекольных мастерских соседнего острова Мурано. А первыми кружевницами были послушницы многочисленных монастырей на острове Бурано. Сегодня можно заглянуть в музей кружева и полюбоваться старинными образцами тончайшей работы. Есть здесь также школа кружевоплетения и несколько мастерских. Правда, кружева, которыми увиты прилавки сувенирных лавок, в основном уже привезены тоже с Тайваня.

Конечно, Бурано место туристическое, но если забраться вдоль каналов в пустынные райончики, можно прекрасно провести время в одиночестве. А это снова цитата из повести Хемингуэя "За рекой, в тени деревьев": "Бурано -- густонаселенный островок, женщины там плетут прекрасные кружева, а мужчины делают bambini (детей); днем они работают на стекольных заводах вот на том островке, это -- Мурано. Днем они делают прекрасное стекло для богачей всего мира, а потом возвращаются домой на маленьком vaporetto и делают bambini. Однако не все проводят каждую ночь в постели с женой. По ночам они еще охотятся на уток по кромке болот в этой лагуне; они охотятся на плоскодонках, с длинными ружьями. В лунную ночь выстрелы слышны до самого утра".

Сан-Франческо в пустыне

С острова Бурано советуем выбраться на остров Сан-Франческо-дель-Дезерто (это буквально пять минут на катере). Теплоходики vaporetto туда не курсируют. Берите водное такси -- за 25 евро катер доставит вас на остров, будет ждать, сколько надо, и привезет обратно. Стоянка такси -- за падающей башней Сан-Мартино.

Остров необитаем, если не считать шестерых монахов-францисканцев. Один из них, брат Антонио, любезно согласился стать нашим гидом по монастырю. По легенде, на этом острове останавливался сам святой Франциск Ассизский во время своих странствий. Потом владелец острова построил на этом месте церковь. А последователи Франциска создали монастырь.
-- Почему остров называется Сан-Франческо в пустыне? А не на волнах, к примеру, или в кипарисах? -- спрашиваем синьора Антонио. -- Это все из-за Наполеона. Когда он захватил Венецию, то разграбил монастырь, все вывез, а что не смог увезти, сжег. Так что здесь была настоящая пустыня, -- объясняет монах. -- Чудом сохранилось вот это дерево -- ему почти 400 лет. Оно все видело и все помнит. Как братья покинули выжженный остров. Как потом вернулись. Как восстанавливали монастырь по камушку. -- Какое кощунство! Какой кошмар! -- восклицаем мы. -- А братья даже не очень расстраивались. За столетия монастырь разбогател, много лишнего накопилось. А философия францисканства как раз в отказе от излишеств. Дерево-гигант, свидетель всех этих событий, украшает центральную лужайку огромного монастырского сада, окаймленного кипарисовыми аллеями и утопающего в цветах. -- А сколько садовников ухаживают за садом? Это ведь колоссальный труд... -- Один. -- Он приезжает к вам с другого острова на работу? -- Он -- это я, -- смеется брат Антонио. -- Вот сегодня утром я занимался этими глициниями. Невозможно поверить, что одному человеку под силу справиться с парком, который выглядит так, словно его возделывает целый штат садовников. В колоннаде монастырского двора замечаем спящую белую собачку, спрятавшуюся здесь от солнца. -- А разве можно собакам жить в монастыре? -- спрашиваем нашего гида. -- Это Тоска, -- при взгляде на собаку Антонио расплывается в блаженной улыбке. -- Мы ее подобрали и назвали в честь певицы Глории Тоски из оперы Пуччини. --

Когда братья идут в церковь на службу, она бежит с нами, садится рядом и внимательно слушает молитвы. Что удивительно, в самых важных местах она встает -- поднимается на все четыре лапы. А если ее не пустить, она плачет под дверью как ребенок. Мы ее очень любим.
Наверное, по официальным церковным канонам собакам в церковь вход воспрещен, но покровитель ордена францисканцев святой Франциск Ассизский кроме прочих богоугодных дел и чудотворений известен как большой друг животных: он читал проповеди птицам, которые целыми стаями по его команде делали то, о чем он их просил. Известна история о том, как он даже волка убедил вести себя прилично и не нападать на людей. У католиков этот святой официально считается покровителем животных. Не случайно Всемирный день защиты животных мировое сообщество решило назначить на 4 октября -- день памяти Франциска Ассизского.
На прощание брат Антонио сообщает нам, что у них есть несколько комнат для паломников: можно написать письмо на сайт монастыря и приехать сюда на выходные. Монастырь открыт для посетителей каждый с 9.00 до 11.00 и с 15.00 до 17.00.